KALAMA SUTTA







Межрегиональная Федерация Илицюань
 |  |  |  |  |  |  |  | 

Баюн. Заметки на полях.

Отказ от суждений как принцип боевой практики.

Не судите, да не судимы будете.

Древняя как христианский мир фраза, которую многие слышат с самого детства. Всегда кажется что НЕ делать чего либо, всегда проще чем делать, ибо "если хочешь поработать, ляг поспи и всё пройдёт".

Я никогда не утруждал себя размышлениями по поводу вынесения или не вынесения суждений, до тех пор, пока не столкнулся с этим вопросом в практической плоскости.
Итак, принцип "не выносить суждений" как один из принципов боевой практики илицюань. По крайней мере, как это я понимаю на сегодняшний момент. Вынося суждение о чём-то, мы создаём в сознании чётко сформулированный для нас образ объекта или явления. Хорошо это или плохо? Человеку свойственно это делать, поскольку его суждение о чём-то, это нормальный процесс его осмысления и постижения окружающего мира. Образы, которые у нас возникают в сознании, если мы слышим любое слово, видим любой предмет, есть результат нашего предыдущего опыта изучения этих предметов и явлений и сформировавшихся у нас на основе этого опыта суждений. Пока речь идёт о повседневной деятельности, не связанной с какими либо критическими ситуациями, это ни к чему плохому, в сущности, не приводит. И люди могут ограничиваться минимальным восприятием окружающего мира, лишь мельком выныривая "наружу" из своего внутреннего мира, чтобы на основе суммы своего предыдущего опыта делать выводы о том, как действовать. То есть в большинстве случаев человек видит мир "таким, как он о нём думает", практически не утруждая своё сознание восприятием и анализом того потока информации, который вливается в него через органы чувств. Вроде бы и зачем? Ведь в повседневной жизни мы имеем дело с вещами, которые более чем предсказуемы. Жизнь современного человека регламентирована, подчинена целому ряду законов и условностей, которые любой постигает с раннего детства.

Теперь попытаемся примерить подобный подход к решению ситуации критической, связанной с принятием быстрых решений и действию в постоянно изменяющейся обстановке. Начиная заниматься, скажем, любым видом рукопашного боя (возьму именно его как пример подобной деятельности) человек на первых порах мало что понимает, опыт действий в подобной ситуации у него нулевой, тело не очень понимает, как ему двигаться, сознание не очень понимает, на что обращать внимание. В процессе обучения различные школы закладывают в человека набор каких-либо навыков и умений для решения этой критической ситуации в свою пользу. В сущности, человеческое сознание воспринимает их, переваривает, прикидывая так и эдак, насколько каждый из них пригоден и хорошо работает. Уже не новичок, боец быстро подмечает насколько ситуация в данный момент соответствует тому или иному имеющемуся у него в запасе навыку для её решения. Это, в сущности, тот же метод, которым человек оценивает и решает свои повседневные проблемы. Недостатком этого метода является дискретность. Запустив "на выполнение" то или иное действие как ответ на сложившиеся обстоятельства, сознание на какое то время перестаёт активно вмешиваться в действия тела. Следующая оценка ситуации и принятие решения на новое действие происходят после того, как запущенная техника "выстрелит" до конца. При этом появляется дискретность, это не дискретность действий, со стороны это может выглядеть и как ураган стремительно перетекающих друг в друга атак и защит. Эта дискретность внутри, дискретность осознания.

Илицюань относится к системам, предлагающим другой путь. В ситуации, где всё меняется очень быстро, где у противника стоит прямая цель тебя обмануть, запутать, переиграть, нужно отказаться от оценки ситуации на основе предыдущего опыта. Можно полагаться лишь на информацию поступающую через органы чувств, в каждое мгновение оценивая и анализируя её "как в первый раз". При этом без разницы, незнакомо ли тебе движение противника, или ты видел подобное сотни раз. То, что начинается как знакомое до боли действие, не всегда таковым является. То есть, если мы, видя или чувствуя тактильно какое то действие противника считаем что "понятно, что он делает" и отвечаем, в сущности, мы совершаем действие, соответствующее нашему внутреннему суждению о том, что в данный момент происходит, а не тому что происходит в действительности. Но, к сожалению, наши представления о реальности отнюдь не всегда этой реальности соответствуют. В бою возможности для исправления собственной ошибки может уже и не быть. Что же реально даёт отказ от "вынесения суждений" о том, что происходит? Отказ от использования готовых технических наработок-шаблонов? Это даёт возможность видеть, чувствовать в каждый миг что происходит, и умение каждый же миг изменять свои действия, подгоняя их к требованиям настоящего момента без запоздания. Действуя таким образом, боец превращает свои действия из цепи последовательно сменяющих друг друга техник в одно непрерывно продолжающееся, изменяющееся действие. По сути, это одно движение, ни в один момент не прерывающееся, постоянно подстраивающееся к изменениям в окружающей обстановке. То самое ощущение непрерывно тянущейся нити. Отказ от техники не означает, что человек ничего не должен уметь делать. Тело двигается, изменяясь по чётким законам, следуя принципам. Отказ от техник должен произойти в вашей голове. Вообще, работая таким образом, меня очень удивило ощущение неуверенности в том что происходит в данный момент. Ты не знаешь, что будешь делать в следующую секунду, перестаёшь пытаться предугадать и просчитать возможные действия противника. Это вызывает на первых порах ощущение внутреннего дискомфорта. Ум, привыкший всё знать наперёд, отчаянно протестует против его выключения из процесса. Но метода работает. С человеком, который пребывает в моменте работать очень сложно, поскольку ни одно из его движений не возможно понять и просчитать до конца. Они трансформируются друг в друга без чётких границ, превращая удар в выведение из равновесия, защиту в бросок и так далее. И нет пауз, в которые можно вклинить свою технику.

У обучаемого илицюань, на определённом этапе обучения появляется одна ловушка, о которой хочется сказать пару слов. Это техничность. Изучая различные формы работы, он подмечает какие-то движения, участки траектории движений, использование которых приносит ему успех. И сознание радостно цепляется за эти «фишки», создавая копилку тех самых шаблонов, которые человек начинает в свободной работе пытаться воткнуть куда только можно. Давить! Если вы ловите себя на том, что начинаете работать, анализируя как подвести человека под использование того или иного конкретного действия, а то что находится между ними вас как-то перестаёт интересовать, выпадает из внимания, срочно пересматривайте своё отношение к парной проработке.

 

Расслабление.

Расслабься, приятель!

Будь расслабленным. Эти слова слышит, наверное, любой ученик, пришедший на своё первое занятие в каком угодно стиле боевых искусств. Слышал я эти слова и в армейском РБ, и в школе винчун, в кендо, в русских стилях.... услышав в илицюань то же самое, я, в общем-то, не удивился. Ну куда же без него, без расслабления.

Раз везде есть, значит и здесь без него, родимого не обойдутся. Раз везде говорят об одном и том же, значит хоть это у меня должно бы присутствовать. Знал бы я тогда, как ошибался. Ошибался не в том, что расслабление должно присутствовать как класс. Ошибался я в том, что считал, что знаю, что такое расслабленность…

Подавляющее большинство людей считает, что умеет расслабляться. Возможно это и так, если под расслабленностью понимать лежание на диване со стаканом пива в руке. В действительности всё не настолько просто. Как только появляется необходимость сохранять вертикальное положение тела, то определенные мышечные группы уже постоянно совершают работу, направленную на поддержание структуры тела. Мышцы спины придают ей вертикальное положение, не позволяя позвоночному столбу изгибаться, мышцы ног держат распрямлённым коленный сустав, также постоянно включаются различные группы мышц, стабилизируя положение тела в пространстве, поддерживая его равновесие. То есть быть абсолютно расслабленным и при этом стоять на ногах невозможно. Возможно лишь научиться минимизировать, а в идеале и абсолютно исключить напряжение тех мышечных групп, которые не совершают в данный момент никакой полезной работы. Во многих школах на вопросе расслабленности внимание не заостряют, ограничиваясь общими рекомендациями и уповая на то, что тело в процессе практики само придёт к этому состоянию, что, в общем-то, недалеко от истины.

Кстати, а зачем вообще необходимо достижение состояния расслабленности? Настолько необходимо, что в илицюань оно вынесено в самый первый физический принцип? Не потому ли, что без этого, такого на первый взгляд простого и понятного состояния тела не работают все последующие принципы?
Расслабление даёт несколько положительных моментов, о которых говориться везде. Исключение мышц-антагонистов, позволяет, во-первых, увеличить силу любого движения, так как отсутствуют тормозящие факторы. Позволяет увеличить скорость движений по этой же причине. Также умение слушать силу противника, чувствительность и липкость не возможны без достижения расслабленности, так как собственные напряжения не дают качественно слышать направление движения чужой силы и чувствовать как начальный момент движения, так и незначительные изменения его направления.

От чего же зависит умение расслабляться? Отчего многие этого делать не умеют? Во-первых – это соответствующая работа сознания. Мы мало обращаем внимание на собственное тело и процессы, происходящие в нём. Сознание и внимание обычного человека чаще направлены во вне, в окружающий нас мир. Поэтому многие процессы внутри тела, вполне ощутимые, нами не отслеживаются и не контролируются. В процессе практики, сосредотачивая сознание внутри, человек начинает постепенно ощущать самые крупные зажатости, ликвидирует их, чувствует всё тоньше, всё более мелкие паразитные напряжения, и борется с ними по мере возможности. Но это – непрерывный процесс. Мышцам свойственно напрягаться, поэтому сознание не может раз и навсегда завершить работу по отслеживанию и убиранию напряжений, оно должно продолжать эту нелёгкую, но такую необходимую работу. Второй момент, необходимый для правильного расслабления – это правильное положение структуры вашего тела. Если тело перекошено, наклонено, то для сохранения подобного положения всегда будут задействоваться группы мышц, которые могли бы быть расслабленны при отсутствии этих перекосов. Кстати, вспомните базовое упражнение по «поиску центров стоп». Что это, как не приведение тела к такому положению, в котором оно не испытывает напряжений из за перекосов его вертикальной оси? Тот же «столб» – мощнейшее оружие по «убиванию паразитных напряжений». Если вы неправильно держите структуру тела, если ваше сознание не работает над поиском зажимов – вы просто не сможете долго простоять в этом положении.

Уметь расслабляться, когда на ваше тело не воздействую внешние факторы – это только первый этап. В дальнейшем необходимо уметь оставаться расслабленным совершая движения, в том числе под внешней нагрузкой. Тяжёлые руки, качание веса партнёра, давящего на вашу структуру – это тоже во многом упражнения на умение расслабляться. Нужно уметь искать расслабление в любых положениях, действуя за счёт правильной структуры и расслабления внутри неё.

В общем-то, про расслабленность, свои проблемы связанные с её достижением, думаю, есть, что сказать каждому из тех, кто занимается боевыми искусствами вообще и илицюань в частности. Так что вперёд! Шашки в руки!


Сила нужная и ненужная...


... когда Баюн был маленький, с кудрявой головой,
мечтал пробить тяжёлый танк он голою рукой
(навеяло вместо эпиграфа).

Сила, мощь. Кто в детстве не мечтал стать сильным? Единым махом семерых побивахом и всё такое. Люди растут, постепенно понимают, что сила тела это, конечно, хорошо, но однако не является основополагающим моментом для успешной жизни и реализации своих желаний. Но в глубине, если покопаться хорошенько, желание это, как видно, остаётся.

Вчера немножко смотрел, как люди занимаются. Желание сделать "сильно", показать партнёру, стоящему в паре, что " я вот упереться могу, хрен сдвинешь" проскакивает и, в общем-то, заметно со стороны. В результате нарабатывается всё, что угодно, только не контроль, структурность и умение слушать оппонента. Желание быть сильным, или хотя бы казаться таковым присуще любому, наверное, человеку. Это естественно. Но не стоит забывать, что для того чтобы научиться искусству в первую очередь основанному на умении контролировать и слушать, нужно отказаться от своих представлений о том, какой должна быть сила, её ощущение. Пока человек не чувствует силы, двигаясь согласно тем принципам которые предлагает ему система, он в определённые моменты когда сам считает что "вот тут должно быть сильно", вкладывает силу так как он её понимает, и так как он её чувствует. А природно мы все прекрасно понимаем и чувствуем как, сократив мышцу покрепче, упереться или посильнее потянуть. В результате у него пропадает соответствие даже тем немногим принципам работы тела, которые в этот момент были выстроены правильно. И чтобы компенсировать и их отсутствие, приходится напрягаться ещё сильнее. И не нужно думать, что это ошибка только новичков. Большинство стёрших волосы на руках в многочисленных туйшоу ветеранов тоже выносятся на раз именно в тот момент, когда хочется сделать "посильнее". Чуть дожать, чуть упереться. Я и сам такой 
Отсюда следует вывод: "Чтобы стать по настоящему сильным, нужно перестать хотеть им быть" (это в рамках илицюань, конечно).

Постепенно навыки начнут работать и ощущение сильного воздействия, опирающегося на выстроенную структуру, направляемого тренированным сознанием, будет совершенно иным. Пока этого не произошло, любое желание сделать сильно (как тебе кажется) будет уводить от цели дальше, чем если вообще не заниматься.

 

Пара слов о бесформенности.

Внешние стили, внутренние стили, форма или бесформенность?

Много раз слышал от разных людей: «Знаешь, Дим, а техника то у вас есть. Если вашу парную работу наблюдать со стороны, то можно легко увидеть исполняемые одинаково различными людьми элементы. Как же тогда с вашими заявлениями о бесформенности стиля и отсутствии техники?».

Подумал я и решил написать пару слов на эту тему. Может и не совсем правильных, зато от чистого сердца. Потому как искренне так считаю.

Бесформенность, если мало-мальски разобрать теорию илицюань, это ментальный, а вовсе не физический принцип. То есть относится он к состоянию сознания бойца, а не к его физическим проявлениям. Да и вряд ли бесформенность, вернее её физическое выражение, можно реализовать на практике. Тем более в бою. С точки зрения строения наших тел, существует не такое уж большое количество вариантов решения любой задачи, которую ставит противник перед вами в каждый момент времени. Оптимальных, приносящих наибольшую выгоду при этом и того меньше. И, в общем-то, поэтому количество траекторий движения вашего тела в бою, рук, ног, корпуса, при всём кажущемся многообразии выбора, в каждый момент не столь уж и велико. Беспорядочное (бесформенное внешне) движение в бою всегда будет вести к проигрышу. Да и сами мы немножко дальше ушли вперёд от одноклеточных, и наше тело отнюдь не аморфно, а имеет в своей основе жёсткую структуру с ограниченными пределами подвижности в каждом суставе. Поэтому движения в илицюань подчиняются очень чётко расписанным правилам, принципам, которые отсекают возможность движения по самым глупым и неоптимальным траекториям.

Тогда в чём же заключается эта самая бесформенность и декларируемое школой отсутствие техники? В первую очередь в том, что в человека при обучении не закладывают жёсткие шаблоны соответствия изучаемых вариантов движений каким либо внешним обстоятельствам. Движения не изучаются в качестве "защиты от такого то типа атаки" или "атаки, позволяющей обеспечить такой то поражающий эффект". Хотя обучаемому показывают какие-то определённые, часто встречающиеся применения того или иного движения, наработка того или иного действия как заранее оговорённого приёма не производится. Это, с одной стороны, кажется не слишком разумным подходом, дескать, без доведённых до автоматизма умений атаки и защиты вам не на что будет положиться в критической ситуации. Но отсутствие наработки отдельных технических действий отнюдь не означает, что люди не тренируются вообще. Отработка отдельных техник в илицюань заменяется широчайшим спектром парных упражнений, помогающих ученику в развитии навыков слушания и чувствования противника. Причём большинство парных отработок имеют вид обоюдного противодействия. Оба партнёра в заданных рамках упражнения по мере возможности пытаются не дать друг другу выполнить поставленную задачу. Нет разделения на отрабатывающего приём и ассистента, который изначально считается проигравшим, выполняющего заранее известное отрабатывающему действие. Хотя есть и такие варианты отработки в илицюань, но их доля в процентном отношении от общего объема упражнений чрезвычайно мала. Такая методика приводит к тому, что обучаемого вынуждают "слушать" происходящее в каждую секунду и постоянно искать решение ситуации как будто "с нуля". У человека отбирают удобные подпорки-костыли готовых шаблонных решений, обычно дающиеся в виде "техник". Лишённый этих шаблонов человек вынужден постоянно искать правильное решение изменяющейся ситуации, постоянно переключаться с одного варианта на другой. Это учит человека всё время быть "в моменте" и изменяться с изменениями внешних обстоятельств. Вообще-то, путь наработки технических элементов на первом этапе обучения имеет куда больший КПД. Пока ученик илицюань медленно учится слушать движение противника (причём медленность отработки на первом этапе необходима, чтобы избежать наработки рефлекса вместо слушания), человек, тренирующийся по "технической" методе, уже будет готов решить на скорости и с использованием достаточно реальной силы нескольких стандартных ситуаций возникающих в бою. Но в конечном итоге вырабатываемые навыки слушания происходящего и умение изменяться с изменениями принесут свои плоды. С человеком, который научился этому, очень тяжело драться. Потому что практически некуда вклинить заранее наработанное действие. Потому что умеющий меняться постоянно трансформирует одно своё действие в другое, неразрывно и именно таким образом, который нужен в настоящий момент. И именно эта свобода изменений, трансформации любого выполняемого движения, по сути, и является той самой бесформенностью. Но между тем бесформенность эта покоится на жёстком костяке формы. Потому что сами действия в каждый момент всегда предельно точны, выверены и регламентированы определёнными правилами. Действие, совершаемое в какой либо отдельно взятый момент времени бойцом илицюань, можно вероятно назвать техникой. Но с определёнными оговорками. Эта "техника" получается у него не на основе аналогичного шаблона, запомненного путём многократных повторений и выстреливающего, когда внешние условия примерно напоминают задачу, ставившуюся при наработке этого движения. Эту "технику" боец илицюань порождает заново, с нуля, руководствуясь внешними обстоятельствами и принципами, которыми он руководствуется для формирования конструкции своего тела, оптимальной для этих обстоятельств. И стоит внешней обстановке на йоту измениться, меняется и тело, подстраиваясь под внешнее изменение.

Заранее изученные формы замечательно позволяют решать ситуацию, когда она подходит под рамку шаблона формы. Но они не дают возможности полноценно изменяться с изменениями. "Выстрелив", техническая наработка делает из человека пусть мощную, пусть координированную и быструю, но всё-таки машину, которая отрабатывает вложенную программу и не остановится, пока последовательность действий не будет отработанна до конца. Различные школы рукопашного боя по-разному решают эту задачу. Кто-то отказывается от многотактных связок, переходя на более простые "строительные кирпичики" в виде элементарных движений на один такт, кто-то включает в свою методику упражнения по слушанию силы противника и развитию чувствительности. Но в первом случае, какой бы короткой и быстрой не была отдельная техника, всё равно существует, пусть очень недолго, момент выполнения заданной программы. А упражнения на приклеивание и развитие чувствительности во многих практикующих их школах выводят на применение всё равно конкретных техник. То есть какой-то момент конечность противника сопровождается, сила слушается, но выполняемое далее движение всё равно шаблонное, из заученного заранее набора. С ростом опыта, повышением мастерства, в любом стиле, у человека количество моментов, в которые он может прервать выполняемую технику и перейти на что-либо другое неуклонно повышается. Неудавшийся удар кулаком прерывается на середине, сходу меняет траекторию на огибающую защиту, превращается в захват за возникшую на пути конечность и т.п. Но даже в этих случаях всё равно присутствуют какие то участки в движениях, которые человек выстреливает на автомате, не контролируя и не способен изменить то, что он делает в этот момент по собственному желанию. Хотя, вероятно, у настоящего мастера количество этих моментов изменения в конце концов возрастёт настолько, что они сольются вместе, дав полностью осознанное и контролируемое на всём протяжении действие. Илицюань даёт возможность иного пути. Этот стиль, благодаря своей специфичной методе обучения, позволяет работать совершенно осознанно и контролируемо. Конечно, скорость отработки при этом очень сильно замедляется, так как ни сознание, ни тело на первых этапах обучения не готовы работать на полную мощность. Осознанно двигаться можно научиться только медленно, постепенно повышая силу и скорость движений, доводя их до реальной боевой. В какой то точке и внешний и внутренний методы обучения, на мой взгляд, сходятся. Потому что цель одна, лишь методы её достижения различны.

Вот и всё, что я могу сказать по этому поводу. (с) Форрест Гамп

 

 





© 2002-2015 ОИВТ «КАНОН», тел. (495) 729-30-70, +7 905 711-50-11, email: info@iliqchuan.ru
Адрес клуба: Москва, ул. Коцюбинского, д.9, к.2

Дизайн: Сергей Соколов
Программирование и техническая поддержка: «TYPO3 Лаборатория»