KALAMA SUTTA







Межрегиональная Федерация Илицюань
 |  |  |  |  |  |  |  | 

Вообще-то, перелет в Малайзию -  дело долгое, тяжелое и дорогое. Но, поскольку нас ожидал семидневный семинар основателя илицюань Чин Ликюна – событие, важное само по себе для любого ученика школы, плюс возможность увидеть и почувствовать в контакте и старый и новый (возведенный в систему Чин Фансеном) илицюань, то из России собралась целая делегация:10 человек – примерно половина участвовавших в семинаре. Да и возможность посмотреть в свободное время экзотическую страну, в которую не каждый поедет по собственной инициативе, сыграла не последнюю роль. И путешествие не обмануло ожиданий.


Нас очень хорошо приняли в Малайзии в доме шигуна Чин Фансена и его семьи: учили, кормили (Стараниями шигуна Чин Фансена наше путешествие имело выраженный гастрономический оттенок. Такого количества экзотических блюд мне никогда не приходилось пробовать.) и возили на экскурсии. Так что все время, проведенное там, было использовано по максимуму.  Трудно даже сказать, что важнее: возможность учиться одновременно у троих мастеров: Чин Ликюна, Чин Фансена и Александра Скалозуба, каждый из которых учит по-своему, раскрывая одно и то же задание с разных сторон; редкая возможность побывать на Востоке как гость, а не как турист (что ни говори, а разница есть); или просто новые свежие необычные впечатления.


Сразу по приезду в Куала-Лумпур и обустройства в отеле мы отправились гулять в центр. По-моему, центр города, KLCC, как называют его местные жители, очень напоминает города будущего, описанные в научной фантастике 70-80 гг.: небоскребы из металла и стекла, сияющие на солнце, великолепные парки у их подножий, фонтаны и бассейны на крышах домов.


Малайзия - страна мусульманская, хотя в ней много китайцев, индусов и прочих иноверцев, поэтому в некоторых местах – там, где это имеет политическое значение, мусульманские законы и обычаи соблюдаются довольно строго. Например, нас предупредили, что в парке рядом с башнями-близнецами мужчина и женщина не могут держаться за руки, если не хотят объясняться с полицией.


Также из-за Рамадана, который шел в это время, мы не смогли подняться на сами знаменитые башни: время посещений было ограничено и совпадало со временем семинара. Пропускать же время занятий, естественно, никто не захотел. Зато мы поднялись на телебашню – одну из самых высоких в мире, и увидели Куала-Лумпур сверху – тоже впечатляющее   зрелище.


К телебашне примыкает нечто вроде маленького парка развлечений, где есть традиционные малайские домики, детская площадка и малюсенький зоопарк, в котором обитают змеи, очаровательные игуаны и прочие рептилии, птицы и несколько других зверюшек.


Также Мы посетили и чайнатаун, который, впрочем, особо не впечатлил. Шигун Чин Фансен сказал позже, что чайнатаун в Куала-Лумпуре не для китайцев. Действительно -   это просто большая барахолка, где индусы торгуют всякой дешевой дребеденью. Через несколько дней нам удалось погулять по ночному городу. В ночи он выглядит еще краше: башни близнецы напоминают готовый к старту космический корабль и подсветка усиливает футуристическое впечатление.


Последняя группа наших ребят прибыла на следующий день, в пятницу. Так как семинар начинался только в субботу, мы прямо из аэропорта отправились на обезьянью гору кормить обезьян. Обезьяны оказались, двух видов: желтые – более дикие и зубастые, и серые, с лохматыми «ирокезами» - довольно дружелюбные и общительные. Их детеныши рождаются золотыми и постепенно темнеют до серого и темно-серого цветов. Эти обезьяны охотно брали корм из рук и осмелели до того, что забирались на плечи к тем, кто им это позволял.


Впрочем, эти серые «панки» все-таки кусались, если им что-то не нравилось или казалось, что еду сейчас отнимут. Охотнее всего они ели корм, который продавался там с тележек, устраивая за него беспощадную драку. Но несколько сумели распробовать жареные каштаны, которые были у меня с собой, и умильно протягивали лапы за новой порцией – этакие забавные гурманы. По дороге, перекусив обедом из 6-7 блюд (обычное дело в эти дни), мы отплыли на лодочках смотреть на светлячков.


Лодочки были маленькие, узкие, рассчитанные на 4 пассажиров и лодочника, который шестом направлял суденышко, жалуясь на быстрое течение. Уже стемнело и на мангровых деревьях вдоль реки стали видны светлячковые колонии, до того похожие на электрические гирлянды, что Слава, сидевший со мной в одной лодке, усомнился, что светлячки настоящие. Тогда лодочник дал мне одного подержать, хотя это было и небезопасно: если бы светлячок пострадал, меня ожидал штраф в тысячу ринггитов (девять тысяч рублей) Маленький такой алмазик-соринка. У нас на юге светлячки крупные, как жуки пожарники, а этот – крохотный. Лодочник рассказал, что эти светлячки обитают только на деревьях одного вида, только в тридцатикилометровой зоне вдоль этой реки. Самцов от самочек можно было отличить по частоте вспышек: самцы вспыхивают в три раза чаще.  Шигун и шипо (Куйлинь - супруга Чин Фансена) пугали нас крокодилами, которые должны были водиться в этой реке, но мы ни одного не встретили, наверное, к лучшему... Обошлось.
На следующий день нас ждала еще одна экскурсия: в старый город Малакку. Точнее экскурсии было две: по дороге мы заехали в деревню Улланат, где родился шигун Чин Фансен и посмотрели на дом, где он родился и место, где тренировался. Такое небольшое паломничество на родину традиции. Когда-то Улланат и Куала-Лумпур соперничали в экономическом развитии, но Куала-Лумпур победил и Улланат превратился в маленькую тихую деревню. Мы немножко походили по улицам сделали памятные фотографии и поехали дальше.  


Мне запомнился магазинчик, увешанный клетками с разными птицами, в доме, примыкавшем к родному дому шигуна. Птичьи клетки висели везде, даже на стойках в метре от магазинчика. Птицы пели на разные голоса. Интересно, кто мог бы купить там такое количество птиц? Впрочем, скорее всего их едят...


Ехали мы долго. Шигун нанял микроавтобус, в котором мы в основном разместились, а оставшиеся сели к нему в машину. Бросалось в глаза, что вся страна сплошь засажена пальмами. Сейчас пальмовое масло – одна из основных статей дохода Малайзии, а потому пальмы везде: большие пальмы, средние пальмы, маленькие пальмы, похожие на пучки травы.  Кроме того Малайзия соревнуется с Сингапуром за звание страны цветов, так что не только обочины шоссе ведущего в Малакку были засажены цветущим кустарником, но и разделительная полоса самого шоссе  была покрыта цветами: участки красного, желтого пурпурного сменялись на протяжении десятков километров.


В самой Малакке, которая заметно южнее Куала-Лумпура тоже было целое море цветов. Даже рикши стоящие на площади были сплошь увешаны фигурными цветочными венками в виде звезд и сердечек.


Мы погуляли по старому городу, запаслись сувенирами, попробовали местные сладости, тягучие и липкие, почти во всех – привкус рисовой муки. В Малакке культура не малайская и не китайская, а синтез их обоих. Называется она ньонья. В Малакке больше видно своеобразие этой культуры, чем в современном Куала-Лумпуре. Шигун назвал малайцев народом, склонным к артистизму. Чистые улицы, яркие вывески, сувенирные магазинчики с фиксированными ценами, зелень – ухоженный туристический город.


Там же мы повстречали безрукую  женщину-каллиграфа, на культе у которой закреплялась кисть. Обычно  калеки вызывают у меня ужас, но тут невозможно было пройти мимо: так споро и красиво она работала, выводя иероглифы. Мы заказали ей несколько надписей. Шифу заказал поэму в подарок шигуну и свиток с иероглифами
 И Ли Цюань, что она и написала.


Зашли также в два небольших буддистских храма, один из которых  был посвящен поминовению предков. Храмы стоят в общей череде домов так, что их не сразу заметишь среди магазинчиков и кафе.


Потом мы поднялись на гору над городом, на которой сохранились развалины христианской церкви св. Павла, основанной еще иезуитами при португальцах. Потом она перешла к голландцам, а когда ей завладели англичане, то превратили ее в склад пороха и оружия. У церкви стоит памятник св. Франциску Ксавьеру – великому миссионеру. Сами развалины тщательно сохраняются. Но в целом у меня возникло ощущение, что христианская цивилизация безнадежно утонула в этом краю и растворилась без остатка. В развалинах сидит музыкант и играет на местной флейте.


Мы еще погуляли, сфотографировались у модели галеона в натуральную величину и вернулись в Куала-Лумпур.


На следующий день начался семинар. Надо отметить, что Шичжоу Чин Ликюн в свои 83 года пребывает в прекрасной форме.


Не могла удержаться от  сравнения с известными мне стариками. Такого  здравия тела и ума и в сочетании с теплотой и доброжелательностью трудно ожидать от столь старого человека. В доме шичжоу в аквариуме живет очень старая рыба – гурами 27 лет отроду. «Эта рыба как я - сказал Чин Ликюн – старая, но может прожить еще очень долго». Рыба очень общительна: подплывает к стеклу, рассматривает подходящих и открывает рот, пытаясь то ли поговорить, то ли укусить. Впрочем, она вегетарианка: питается фруктами, в частности пресловутым дурианом. Дуриан мы попробовали, так же как и прочие фрукты. Несмотря на дурную славу, его вкус оказался не столь ужасен – скорее непривычен. В перерывах во время семинара шигун Чин Фансен угощал нас различными фруктами, так что была возможность познакомиться с плодами этой земли. Большую часть из них многим из нас пробовать не приходилось – так что это – тоже новый опыт. Странно, но  многие тропические фрукты, разные внешне, схожи друг с другом по вкусу. Надо внимательно прислушиваться к ощущениям, чтобы с закрытыми глазами отличить, что же ты ешь, а запомнить их названия и вовсе невозможно.

Шигун Чин Фансен и мой шифу Александр Скалозуб также участвовали в проведении семинара, помогая Чин Ликюну.


Шичжоу охотно и подолгу работал с учениками, хотя иногда очень сложно было понять задачу, которую он поставил, и приходилось идти за объяснениями к шифу Александру Скалозубу. Зачастую шичжоу очень быстро менял упражнения и подходил к каждому индивидуально, в зависимости от возможностей ученика. Иногда он объяснял задачу, иногда просто говорил: «делай вот так и так» и показывал. Мне, например, не всегда удавалось уловить принцип, стоящий за упражнением, и тогда требовалась помощь шифу. Или приходилось просто делать само упражнение. К примеру, шичжоу сказал нам с Дашей Шаравиной, что нам не хватает силы в запястьях и  все три  часа после перерыва  мы делали упражнение на оборачивание запястий – запястья отваливались, зато познакомились с традиционным обучением: работаешь, пока не придет навык. Шигун Чин Фансен, напротив, как всегда четко ставил задачу и объяснял соответствие выполняемого упражнения принципам системы илицюань: четырем стратегиям, трем зацепления, физическим и ментальным принципам.


В качестве разминки мы выполняли упражнения на пять качеств объединения тела, следили за наличием четырех качеств в точке контакта. Короче присутствовали все 6315443.


Как сказал мне Джексон - наш малазийский собрат, ученик племянника Чин Фансена Энди, в самой Малайзии тоже следуют системе илицюань, сформулированной шигуном, хотя шичжоу Чин Ликюн учит по-старому, традиционно – через контакт. Это особенно заметно было, когда речь зашла о «ломании мостов» - основной темы затронутой на семинаре.


Шичжоу, когда давал нам первое упражнение объяснил его так: «тебе это необходимо при работе с сильным противником, так как ты маленькая». Шигун же, когда объяснял упражнение, показывал наведение мостов через 3 зацепления  и принцип два к одному, один к двум. Как отметил мой шифу, Чин Ликюн учит, как работать в данной ситуации, если противник уже дал силу, а Чин Фансен учит создавать условия, в которых противник эту силу дает. Сам Чин Фансен говорил также о разнице в точке контакта, которую мне уловить было трудно. С его слов, в современном илицюань мы используем сферу, тогда как Чин Ликюн использует как метод крест и учит через крест, хотя у него самого в точке контакта тоже сфера, только очень маленькая. В результате, в современном илицюань меньше движений, изменений, чем в предыдущей версии, хотя в основе и обоих подходов лежит сохранение своей нейтральности и разрушение нейтральности противника.

Учиться было невероятно интересно: три мастера трех поколений, ученики из других филиалов: малазийского, американского, английского; гости из Австралии и Сингапура.  


Со всеми были очень теплые дружеские отношения. Мы вместе тренировались, гуляли и ели. Шигун Чин Фансен и его семья также ели вместе с нами и участвовали в поездках. Как правило, шигун сам выбирал для нас блюда. Еда заслуживает отдельного упоминания. У китайцев, можно сказать, культ еды. Принятие пищи занимает очень важное место в традиционной культуре, как и ее приготовление. Хотя, как объяснил Джексон, собственно готовкой считается только работа с огнем. Приготовление салата, например - не готовка.  Сразу по приезду Шигун познакомил нас с основами китайского застольного этикета, который мы и старались соблюдать. Обычно на всех заказывают какое-то количество блюд, и каждый сотрапезник берет себе по кусочку от каждого кушанья. А добавку можно положить, только если все уже попробовали это блюдо. Все, что ты положил на тарелку, должно быть съедено. Оставлять нехорошо. Также съедено должно быть все, поданное на стол. Почти вся пища острая, много разных непривычных для европейца сочетаний продуктов. Например, в рыбном супе запросто на дне можно обнаружить мясо (как и случилось со мной в постный день). Несколько раз мы ели то, что по-английски называлось hot pot- горячая кастрюля. Когда прямо на стол ставится кастрюля с двумя кипящими соусами и в эти соусы кидают в определенном порядке мясо, рыбу, морепродукты, овощи, грибы, лапшу, яйца. Каким образом из этой смеси получалось вкусное блюдо – непонятно, но как-то получалось.

Несколько раз на семинар приходили гости и наблюдатели. В частности, из других школ. Усаживались и смотрели, как мы тренируемся. Впрочем, это не особенно мешало. Несколько раз Шигун вызывал кого-то из нас скрестить руки с гостями. Было интересно.

В дни когда шел семинар мы несколько раз выбирались на прогулки: по городу и в парки. Парки в Куала Лумпуре просто изумительные – настоящие райские сады.


Во всех, конечно побывать не удалось,  но Парк птиц и Парк бабочек мы посетили. Парк птиц в Куала Лумпуре самый большой в мире. Помимо птиц находящихся в вольерах, там множество совершенно ручных созданий: павлинов, цаплей и ибисов, которых можно кормить из рук и даже погладить. Нахальные птицы ведут себя как московские воробьи и голуби, выхватывая лакомство прямо из рук.


К фламинго близко подойти не удалось – они паслись далеко в воде, а вот монументальный пеликан восседал на пне прямо как геральдическая эмблема. Когда кто-то попытался прикоснуться к нему, он раскрыл крылья и зашипел, так что трогать его уже не хотелось.


В парке бабочек было множество тропических бабочек, правда, в основном, довольно темных расцветок.


Зато среди них были необычные экземпляры: птицекрылые, как  прочитал Шифу. Действительно, эти бабочки махали крыльями как птицы и не садились на цветок, а зависали над ним. Повсюду там были расставлены кормушки для бабочек с ломтиками фруктов и цветами, а в водоемах плавали целые стада черепах – штук двадцать в одном пруду, не меньше.


В середине семинара был предусмотрен также один день отдыха, когда мы все вместе поехали на горячие источники, что было очень кстати. Тренироваться в этом чрезвычайно влажном климате  по 6-7 часов с непривычки было тяжело. Горячие ванны, а точнее разного размера бассейны с минеральной водой разной температуры: 35,40, 45 градусов помогали восстановить силы.


В некоторых источниках вода была настолько горячая, что в ней  можно было варить яйца, которые продавались рядом.


А в одном месте было устроено прелюбопытное сооружение: природная сауна. Беседка с дощатым щелястым полом, через который поднимался пар от бежавшей внизу кипящей речки.  


Правда нам не повезло: ветер дул не в ту сторону, и сауна была довольно холодной. Зато сами источники позволили полностью восстановиться.

По дороге к источникам также посетили индуистский храмовый комплекс, посвященный по-видимому Муругану (Сканде) – излюбленному божеству южной Индии, внутри огромных пещер.


В остальных пещерах по соседству с храмом сохраняется изначальная экосистема: живут летучие мыши, змеи, насекомые и пауки и царит абсолютная тьма, к которой даже не могут привыкнуть глаза.

В последний день семинара мы приняли участие в банкете, посвященном 83-летию Чин Ликюна, где в числе прочих поднесли поздравления и подарки от русской школы. Там же прошла церемония чамча. Это была церемония признания основателем илицюань Чин Ликюном учеников шифу Александра Скалозуба и шифу Энди Лу как последователей-тхуди.  


Так же мы со своей стороны в благодарность за оказанное нам гостеприимство угостили гостей банкета сладостями, привезенными из России. Кажется, им понравилось.

После семинара мы все вместе - наша группа и шигун с семьей и учениками - провели два дня на островах:  белый песок, очень синее прозрачное море, разноцветные рыбки, беспощадное солнце.  


С островов нельзя уносить ничего кроме солнечных ожогов: ни кораллов, ни песка, ни даже морской воды. Однако мы и там устроили тренировку и увезли нечто более ценное – опыт.


Мне еще раз хочется поблагодарить шичжоу Чин Ликюна, шигуна Чин Фансена и их семью и учеников за потрясающее гостеприимство, сердечное отношение и внимательное обучение, а моего шифу Александра Скалозуба и Дашу Сергееву за то, что эта поездка состоялась.

 





© 2002-2015 ОИВТ «КАНОН», тел. (495) 729-30-70, +7 905 711-50-11, email: info@iliqchuan.ru
Адрес клуба: Москва, ул. Коцюбинского, д.9, к.2

Дизайн: Сергей Соколов
Программирование и техническая поддержка: «TYPO3 Лаборатория»