KALAMA SUTTA







Межрегиональная Федерация Илицюань
 |  |  |  |  |  |  |  | 

Статья "Путь с мастерами боевых искусств" (ч.6 - 7)

Часть 6. «Утреннее занятие в парке возле стадиона «Негара».

На следующее утро в 6.30 за нами заехал Фрэнки, и мы отправились в парк возле знаменитого стадиона «Негара», в котором, например, около 20 лет назад дрался на турнире по муай тай мастер Хё Ванчан. Это был Турнир по тайскому боксу между сборными Тайланда и Малайзии. Было еще темно, когда мы приехали на место. Людей в парке было немного. На наш вопрос, а где патриарх, Фрэнки кивнул в сторону удаляющейся от нас фигуры и сказал, что Чин Ликюн здесь с 5.30, он погуляет, сделает свои упражнения и придет к нам. Мы начали заниматься. В парк постепенно собирались китайцы: группа пожилых женщин делала какой-то комплекс тайчи под громкие крики на китайском «Вдох…выдох» из старенького магнитофона, кто-то цигунил, кто-то растягивался сухожильными комплексами. Мы замечали людей, одетых в белые футболки с иероглифами «И Ли Цюань»… В парк пришли старые ученики патриарха. Они с любопытством смотрели, стоя в паре друг с другом и практикуя Вращающиеся руки, как мы делаем базовый нэйгун,. Вскоре пришел Чин Ликюн. В это время я стояла с одним из самых стареньких не только по годам обучения у сичжоу, но и по возрасту, учеников. Этот старик, не смотря на его жалобы на отсутствие у него некоторых внутренних органов и на то, что ему приходится ходить аж в двух очках сразу, проявлял недюжее упорство и силы у него еще явно не закончились. Сифу попросил меня не заставлять его сильно напрягаться.

Затем Чин Ликюн, цокнул языком, и встал со мной в пару…

Мы скрестили руки, и едва он меня коснулся, меня перекосило… нет, не в лице, а в теле! Немного поработав, мы сделали паузу, затем опять встали в пару. Прикосновение рук сичжоу – и меня сдавило по диагонали, от плеча до бедра, при этом сжав мой корпус сверху и снизу. В Илицюань это называется «разорвать центры масс, сдавить верхний и нижний центры масс». Если первым действием тебя разрушают, то все остальное, что ты можешь делать, это опаздывать за противником. И я опаздывала за Чин Ликюном. Если я делала, что-то более или менее правильно, прадед счастливо улыбался и восклицал: «А-а-а..», если я ошибалась, Чин Ликюн терпеливо показывал мне действие и ворчал, объясняя мне его на китайском.. Для того чтобы мне что-то предпринять, выпустить усилие или вобрать, мое тело должно было перестать пытаться вернуться в состояние равновесия, целостности. Но сичжоу постоянно разделял мне левую и правую половины тела. Одна его рука почему-то все время оказывалась выше, другая ниже, они обе контролировали меня полностью, если я что-то пыталась изменить, то сичжоу менял положение рук строго до наоборот, но для меня ситуация менялась только в одном: меня переклинивало по другой диагонали. Затем прадед пробовал втолковать мне, что от меня требуется делать тоже самое, и с помощью моего сифу, я даже что-то повторила.


За это утро мы перетолкались почти со всеми учениками Чин Ликюна. Ребята нападали агрессивно, проверяя нас «на вшивость», ну а мы, мы делали то, что мы делаем обычно – никому не отказывали в работе и демонстрировали наше умение.

Потом мы все фотографировались по двое, по трое, делали групповые фото, скандируя «I-Liq Chuan Family!».

После занятий почти все ученики патриарха, их жены, Чин Ликюн с родственниками и мы отправились завтракать в ресторан. Вообще в Малайзии редко кушают дома. Еда дешевая, разнообразная и очень вкусная. Куала-Лумпур изобилует кафешками, ресторанчиками и забегаловками. Для примера, там можно накормить до отвала в ресторане 13 человек за 128 РМ. В переводе на наши деньги: около 950 рублей. Обычный обед вам обойдется рублей в 90. Это, конечно, включая первое, второе блюдо и свежевыжатый сок или молоко, которое пьют прямо из большого кокоса. Нас встречали очень гостеприимно. К моему стыду, мне удалось всего один раз заплатить за свой ужин к концу второй недели пребывания в Малайзии. Сигун Чин Фансён, сисугун Джимми, их родственники и ученики заботились о нас как о родных…

После утреннего занятия, у нас было немного свободного времени, и мы отправились смотреть «местный шоп». Из примечательных моментов сего:

  • каким образом местные жители могут выбрать себе что-то из такого изобилия всевозможной жратвы – непонятно русскому уму; 
  • фрукт «Красный дракон» - когда растет на дереве он зеленый, но, когда он спелый, то внутри один в один – свекла, только с зернами как у киви, по вкусу – нейтральный. Мне понравилось, сифу только фыркнул; 
  • прилавок с арбузами: желтыми внутри и красными, на вкус оба арбуза одинаковы; 
  • в магазине легко встретить монахов;
  • нечто, под названием «Дуриан» - на вид г…но, на запах натуральное г…но, и простите, на вкус, тоже натуральное г…но, в гостиницах висят объявления «Вход с собаками и дурианом запрещен!». Сипо Куйлинь мне сказала, что люди делятся 50 на 50: или они тащатся от дуриана, или они его ненавидят; дуриан называют Королем фруктов, говорят, если много его скушать, случается «приход»…
Жёлтые арбузы
Дуриан
Красный дракон

Вход в Академию Илицюань в Малайзии

Часть 7. «Академия Илицюань в Малайзии. История мастера Хё Ванчана. Знакомство с учениками мастера Джимми Хё. Встречи с представителями других стилей.»

Вечером сисугун Хё Ванчан повез нас к себе в гости, в Академию Илицюань в Малайзии. Перед отъездом патриарх отвел нас в сторону и сказал, что здесь мы работали со своими ребятами, поэтому мы могли немного расслабиться, поиграть с ними, но у Джимми будут посторонние люди, представители других стилей, и «играть» с ними не нужно. Сичжоу несколько раз повторил своё наставление, запрещая нам расхолаживаться в предстоящей поездке. По дороге, выяснилось, что Академия находится рядом с небольшим рестораном, которым владеет мастер Хё Ванчан.


Приехав на место, нас тут же посадили за стол пить чай. Рядом со столами был поставлен телевизор, и мастер Джимми показывал записи своей поездки в монастырь Шаолинь. Меня удивила осведомленность о нас людей, сидевших за столом. Тут были и старые ученики мастера Хё Ванчана, учившиеся у него еще двадцать лет назад, выступавшие за школу, за своего учителя на турнирах, неформальных и официальных встречах; представитель стиля тайцзицюань стиля Ян; айкидока; тринадцатилетний сын Хё Ванчана и другие. Забавно, что большинство из них видели видео из России и здоровались, приговаривая: «А-а-а.. чемпионка Европы по туйшоу… дважды…знаем, знаем». Впрочем, мастер Джимми так меня и представлял: «Даша… туди.. чемпиёнка… - и, показывая два пальца, как знак победы, добавлял. – Дважды.» Это сильно смущало меня, но в последствии, помогло немного соориентироваться и даже узнавать среди китайской речи, когда говорили о моей личности. Знакомая интонация, жест, взгляд, оценка. Китайцы реагируют одинаково на такое представление человека. Моего сифу почитали, как следует почитать сифу, я старалась учиться у них, как это правильно надо делать. Кто где сел, кому первому налили чай, подали еду, как спросили, что спросили…это традиция, это проявление уважения и почтения, это то, что должен делать ученик.

Попив чаю и побеседовав о боевых искусствах, всех нас пригласили подняться в Академию Илицюань. На вывеске изображена символика, использовавшаяся в школе более 20 лет назад. Мы прошли на второй этаж и попали в небольшой светлый зал. На стенах висели различные фотографии поединков мастера Хё Ванчана и его учеников, газеты 70-х и 80-х годов с их фотографиями, большой портрет сисугуна, подаренная ему каллиграфия от побежденных оппонентов и аттестационная система в Илицюань: уровни, требования, пояса.

Портрет молодого Хё Ванчана
Каллиграфия об Илицюань
Каллиграфия, начинающаяся со слов Илицюань, а заканчивающаяся именем Хё Ванчана

Мы начали подробно знакомится с залом и с историей Илицюань со стороны мастера Хё Ванчана. Включив видеозапись, мы, изучая, проходили фотографию за фотографией, газету за газетой. Чаос, один из старейших учеников сисугуна, прекрасно владеющий английским, терпеливо слово за словом переводил Хё Ванчана, рассказывающего нам о своих встречах с тайцзишниками, тайцами, каратистами. Мы узнали, что означает каждый уголок зала Академии Хё Ванчана, и небольшую часть из увиденного я выкладываю здесь…

1) Мастер Хё Ванчан в молодости со своими наградами:


2) Поединки сисугуна на Турнире по Муай Тай. Хё Ванчан входил в сборную Малайзии, противники – сборная Тайланда. Турнир проходил в Куала-Лумпур, на стадионе «Негара». Пять китайцев против пятерых тайцев. Турнир проходил по системе – один бой в один день, следовательно турнир длился 5 дней… Дрались без защиты, голыми кулаками. Сборная Тайланда выйграла у всех представителей Малайзии, кроме Джимми. Мастер Джимми вырубил соперника с одного удара рукой в правый бок, отправив его в глубочайший нокаут.

Участники турнира. Мастер Джимми в черной майке. В микрофон говорит речь патриарх Чин Ликюн.

3) Поединки мастера Хё Ванчана на боях по правилам саньда. Сисугун называет это кикбоксингом, так как бои проходили в перчатках, но когда мы спросили о правилах поединков, то он ответил, что можно было бить руками и ногами, бороться в стойке и бросать. Добивать и бороться на полу было запрещено. (Джимми – в зеленой майке)


4) Поединки туйшоу мастера Хё Ванчана (одет в красный жилет)


5) Ученики Хё Ванчана в туйшоу:

Этот вызов был брошен школе Илицюань от мастеров Тайцзицюань из Сингапура (они сидят на стульях). На разборки поехал ученик Хё Ванчана. На фотографии он в белой одежде.
Ученик Хё Ванчана – в белой одежде.
Ученик Хё Ванчана получает Кубок за победу.

6) Фотография победителей на боях на лэйтай (во втором ряду четвертый слева – Чин Ликюн, в первом ряду с большими кубками слева направо – Чин Фансён, чемпион в супертяжелом весе, ученик Илицюань – не знаю о нем ничего, чемпион в среднем весе и Хё Ванчан, чемпион в тяжелом весе.


7) Хё Ванчан и Чень Сяован, когда последний приезжал к сисугуну договариваться о том, чтобы Хё Ванчан дал возможность развивать данный стиль тайцзи в Малайзии.


8) Хё Ванчан и Алекс Дун, потомок известного Дун Инцзие, после пробы сил…


9) Ян Чженьдо (внук Ян Лучана, основателя тайцзицюань стиля Ян) в гостях у Илицюань.


10) Разборки в прямом эфире. Телевизионное шоу показывает, как мастер Хё Ванчан и мастер Чин Фансён встречались с негодующими представителями тайцзицюань. Фотки сделаны с телевизора… Сисугун в бежевой футболке.


Справа от вентилятора второй человек в первом ряду зрителей – сигун Чин Фансён.

11) Сертификат с Открытого Малазийского чемпионата по каратэ 1975 г, подтверждающий чемпионский титул Хё Ванчана.


12) Фографии с Открытого Малазийского чемпионата по каратэ 1975 г (мастер Хё Ванчан в черной одежде, единственный представитель ушу на данном турнире, остальные участники - каратисты):


13) Копии с газет о Хё Ванчане (встречи, вызовы на поединки, статьи…)



Здесь написано как Хё Ванчан относится к тайцзицюань…
А здесь слева большими иероглифами написано: «Хочешь считать себя крутым - сначала побей меня!».

Мы обернулись и увидели, что сын сисугуна делает упражнение «Ограничение» с тайцзишником. Затем сына сменил мастер Джимми. Хё Ванчан действовал в истинно китайском духе превосходства над противником. Он, не глядя на соперника, с легкостью выбрасывал его от себя на несколько метров и тут же отворачивался, показывая, что он может себе позволить даже стоять спиной к противнику такого уровня. Тайцзишник впрочем был весьма доволен, и в очередной раз протягивая к сисугуну руки, радостно улыбался. Потом Хё Ванчан начал ставить с тайцзишником своих учеников, тот улыбаться стал реже и попытался противодействовать, но результатов это не принесло, и он также продолжал летать по залу, правда уже не так радостно. 

— Ну, а теперь попробуй российский Илицюань! – предложил сисугун.

Тайцзишник, собравшись, попер на сифу…Сифу показал ему контроль Верхними руками, заставил «потанцевать» (это когда мы полностью управляем равновесием противника, и не даем ему встать в устойчивое положение, но при этом до конца не выводим его из равновесия) и чуть повыбрасывал. После сифу представитель тайцзи достался мне… Тактику он сразу сменил, с работы на месте сразу перешел в движение. Он старался обойти меня по кругу, локти его были пусты, а руки напряжены. Энергия его постоянно всплывала вверх, и делала его для меня легким. Выбрасывать его не составляло большого труда. Однако с девушкой все всегда ведут себя агрессивнее, особенно, когда хотят пнуть или бросить, так что расхолаживаться себе я все равно не давала.


Затем я увидела сына сисугуна и позвала его поработать. Тот сначала засмущался, но интерес превысил опасение. В свои тринадцать лет, сынишка довольно развит в плане Илицюань: он мягок, не сминается, хорошо поглощает силу и уже пытается работать на третьей секции. Собран и внимателен. Мне он понравился! Пацан был в абсолютном восторге, когда после всех «боевых действий», мы в очередной раз пошли пить на улицу чай, и я рассказала ему о Липких ногах Илицюань. После демонстрации Липких ног, базис которых мальчик просто ловил на лету, сынишка был счастлив. На мой вопрос к сисугуну, а когда мальчик начнет драться, мастер Хё Ванчан сказал, что только через три года базовых упражнений нэйгун и Вращающихся рук… сейчас кости, связки не достаточно сильны, а через это время парень будет готов биться.


Ученики сисугуна, как оказалось, тоже не близко знакомы с Липкими ногами, и эффект на них был произведен практически такой же, особенно после пробы свободной работы ногами. На мой вопрос, а что ж так, ведь еще 20 лет назад вы изучали искусство и не знаете про Липкие ноги, ведь это всего лишь второй уровень обучения по системе, ребята ответили, что, мол, еще не до конца вытренировали руки, чтобы переходить на ноги. Я возразила, что работа с ногами как раз помогает развиваться в руках, одно тянет за собой другое, а сама еще раз убедилась в словах сигуна Чин Фансёна, что, если хотите изучать искусство, вы должны строго следовать методике.

После сынишки мне достался один из самых крутых учеников сисугуна. Правда, мастер Джимии сначала веселился и хитрил, говоря моему сифу, что этот парень (мужик лет за 35) следует системе всего 1 год. Но как только мы с ним встали работать, стало ясно, что уж точно не год. Его тело было проработано нейгуном, он хорошо поглощал энергию. Ошибкой его было желание сработать погрубее, то есть попросту пытаться схватить меня, и, сжав посильнее, что-нибудь эдакое вытворить. От захватов работать Илицюань учит очень просто, на уровне прилогов захватов. Изменение энергии в точке контакта таким образом, что противник не может ни тянуть, ни толкать – это хороший уровень владения одного из способов фаньциньна. Конечно, у меня такого уровня еще нет, но захватить себя я не дала и мы с удовольствием померялись… ну сами знаете чем. Потом сисугун «прокололся», указав на одной из старых фотографий этого парня. Еще раз убедилась, что методика как система развития внутренней силы рулит!


Затем мастер Хё Ванчан велел сыну продемонстрировать старую версию таолу «21 форма Илицюань», говоря что сын изучает её всего три месяца. Мы не очень поверили в три месяца, а демонстрация нам понравилась.

Затем был айкидока. Весь вечер он говорил о расслаблении, и, когда мы скрестили руки, он был такой расслабленный что, если бы я чихнула, он, наверное бы, шмякнулся об пол от ветра. Минуты три айкидока старался расслабляться, видимо, попутно понимая, что нехорошо, когда тебя просто сдвигают с дороги, даже не утруждаясь заметить присутствие. Через три минуты его терпение кончилось вместе с расслаблением, и он попытался попереть. Конечно, он сразу перешел на работу в движении. Периодически он пытался толкнуть меня плечом, но, не подготовив никакого входа для толчка плечом. Просто убирая руки, и подставляя соответствующую часть тела. Пару раз из-за этого пришлось ему показать его «дыру в голове», что, к удивлению, он почти сразу понял. Я постаралась продемонстрировать ему захваты кольцом и замораживание на том уровне, что мне доступно.


После меня с айкидокой работал мой сифу. Сифу вытягивал айкидоку сразу при прикосновении к рукам и давал ему ощутить «мягкую силу» Илицюань. Айкидока пытался вырывать руки и срываться вперед, но так как сифу непрерывно вел усилие и намерение, то эти попытки не были успешны. Сифу также продемонстрировал Замораживание, и айкидока через пару минут ретировался, так как, по себе знаю, плечи отсыхают сразу и руки просто не хотят подниматься и что-либо делать. Думаю, айкидока остался доволен, ведь как нам сказали за чаепитием, он хотел побольше узнать об Илицюань. Вот и узнал.

С «крутым учеником» сифу работал по-простому. Тот, при работе с моим сифу, сильно напрягался и валился вперед. Сифу выкидывал его иньским усилием и проходами в корпус. «Крутой» корпус не защищал, руки его от напряжения все время раскидывались в сторону. Затем мастер Хё Ванчан попросил нас продемонстрировать таолу «21 форма Илицюань» мастера Чин Фансёна, что мы с радостью и сделали. Потом мы еще немного поработали с Чаосом, старым учеником мастера Джимми, что переводил нам сисугуна. С ним было приятно работать, пришлось проявить обезьянью ловкость и во время Липких рук, не останавливаясь, поймать слетевшие с него очки. Вышло как в цирке!

И еще одна ситуация, имевшая место быть в тот вечер, и заслуживающая отдельного внимания…

Весь вечер мастер Хё Ванчан был чем-то сердит. Из услышанного мною мне стало понятно, что ждут кого-то, а этот кто-то все не идет. Мы уже два раза чай попили, поели куриных ножек в панировке, с друг другом подубасились, пошли опять пить чай. Вдруг вижу, появляется какой-то молодой человек в светлой рубашке, подходит к сисугуну, они перекидываются парой слов, а затем парень поднимается наверх, в тренировочный зал. После этого моему сифу говорят: «Там тебя наверху ждет китаец, которому не важна липкость и контроль, потому что он переиграет тебя на скорости.» Мы с сифу переглядываемся и продолжаем жевать куриные ножки. Ели мы и пили после этого сообщения еще где-то около 1-1,5 часа. Потом, отвалившись от стола, наконец-то, пошли в зал. В зале - и впрямь китаец стоит. Только стоит почти что по стойке смирно. Интересуюсь, а каким стилем владеет парень, и мне сисугун отвечает, что это стиль птицы…

Мастер Хё Ванчан дает согласие на начало работы, и китаец резво начинает атаковать. И с таким порывом, с такой душевной полнотой пытается хоть что-нибудь сделать, что мой начальный гнев по отношению к нему сменяется сначала удивлением, а после того, как китаец в панике начал пытаться хотя просто сбить протянутые руки сифу, как мух ладошками бьют, во мне проснулась жалость. Встреча заканчивается. Я спрашиваю сифу, а что это, мол, вообще происходило? Сифу говорит, что после слов, что китаец хочет переиграть на скорости, он решил использовать принцип замедления в Илицюань. Вот и получилось, что сифу выпускал намерение на психологический центр китайца, а тот не знал, что с этим делать, а сила продолжала идти… Потом я с китайцем немного поработала, ничего специального делать не стала, у меня было все как обычно. А мы смотрим, мастер Хё Ванчан подходит к китайцу и что-то ему объясняет, что-то подсказывает. Мы в недразумении… Хё Ванчан – дядя для сифу, а подсказывает какому-то чужому китайцу…


Через некоторое время сисугун опять говорит сифу поработать с этим китайцем. Ну, ситуация встречи не меняется, но зато потом Хё Ванчан раскрывает секреты. Не чужой это китаец, а наш. Работает у сисугуна массажистом-аккупунктурщиком, родом из Китая, зовут Кай-Кай. Работает на дядю и учится у него боевому искусству. Кай-Кай скромный оказался донельзя! Он с нами в поездку в Китай ездил, и очень нам понравился. Кай-Кай - настоящая находка, парень, живущий по традиционным взаимоотношениям ученик-учитель. И нам сразу стало ясно, почему сердился Хё Ванчан – видимо, он сказал прийти Кай-Каю вовремя, а тот сильно опоздал. Сисугун наказал его, к столу не позвал, хотя все сидели и кушали и пили чай, отправил наверх в зал, дожидаться, когда мы соизволим прийти. И парень все это время стоял по струнке в зале, в коем состоянии мы его и нашли. Видимо, сисугун сказал ему приложить все силы и попробовать все, что он может с сифу. А Кай-Кай очень исполнительный, вот он и старался.

На самом деле Кай-Кая можно охарактеризовать такой ситуацией: мы прилетели в аэропорт в Гуанчжоу. Аэропорт огромен, чтобы от одного конца до другого пройти понадобится 1 час времени. Чин Фансён и Хё Ванчан подустали. Сигун прилетел в Малайзию почти сразу после операции на коленный сустав, поэтому подолгу ходить он не мог. Мы присели отдохнуть. Кай Кай отпросился у сисугуна пойти купить карточку на телефон. Ушел. 10 минут нет… 20… 30 минут отсутствует. Чувствую, дядя уже не хочет больше мороженое есть, а хочет своего ученика видеть. 40 минут проходит. Видим, идет Кай-Кай с противоположной стороны, откуда ушел. Подбегает к Хё Ванчану, что-то объясняет и показывает пальцем. Сигун Чин Фансён начинает хохотать. Я вопросительно гляжу. Сигун, сквозь смех говорит:

— Хороший ученик — Кай-Кай… Он ходил покупать карточку, а заодно сбегал посмотреть, где находится наш гейт для вылета. Ведь аэропорт большой, а мы устали. А теперь нам не нужно искать, он уже нашел дорогу, и мы можем идти прямо.


Скоро:

Видеоматериалы к статье.

Часть 8. Очаровательный Кундун или Всенациональные показательные выступления по ушу-саньда





© 2002-2015 ОИВТ «КАНОН», тел. (495) 729-30-70, +7 905 711-50-11, email: info@iliqchuan.ru
Адрес клуба: Москва, ул. Коцюбинского, д.9, к.2

Дизайн: Сергей Соколов
Программирование и техническая поддержка: «TYPO3 Лаборатория»